"Наш край" Николаевский район Ульяновская область

Пятница, 22.01.2021, 02:35

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2016 » Июль » 28 » Ожившие страницы прошлого
07:47
Ожившие страницы прошлого

Рассеянно перебирая старые пожелтевшие газеты, я вдруг случайно наткнулась взглядом на странную строчку одного потрёпанного листка, незаметно выпавшего из папки. Одиннадцать простых ненавязчивых слов вмиг растревожили всё моё сознание. Надпись гласила следующее: «Все радовало сердце и неба синева, но тучами закрыла проклятая война»». Это был обрывок какого-то небольшого стихотворения, чьих-то от сердца сказанных слов.  Я посмотрела на автора статьи и удивлённо вздохнула.  Где-то в конце, на уже почти оторвавшемся клочке газетного листка, было выбито: «Заслуженный учитель Ульяновской области»,  женщина, чье детство выпало на страшные военные годы – Романова Лидия Васильевна».  Так началось моё заочное знакомство с этим потрясающим человеком. Позже я прочитала ещё несколько её стихотворений  в местных газетах, познакомилась кратко с её биографией и серьёзно задумалась о том, что очень хотела бы пообщаться с этим человеком лично.
    Той же осенью, 2007 года, мне выпала счастливая возможность познакомиться с этой замечательной женщиной поближе. Лидия Васильевна встретила меня очень приветливо, с добродушной улыбкой на лице, одетая в старое цветастое платье светло-зелёного цвета, с аккуратно убранными волосами и  благородной сединой на висках. Что-то удивительно милое и трогательное было в её лице, глаза, казалось так и бегали из стороны в сторону, как две загнанные светлые точки, словно боялись, что их непременно настигнет что-то тёмное и ужасное, но при этом от них исходил такой тёплый и приятный свет, что это невольно вызывало улыбку. Говорила она очень быстро и с огромным интересом, правда, при этом у неё немного подёргивался кончик носа, знаете, как у маленьких детей, пытающихся морщиться при виде овсяной каши. Пожалуй, в этой детали есть нечто немного смешное. Она была так увлечена своим рассказом, что, спустя пару минут, речь её лилась неудержимым потоком, а руки, казалось, жили своей собственной жизнью, никак не связанной с жизнью их владельца. На тот момент у меня сложилось твёрдое убеждение относительно этого человека. Мне сразу показалось, что это весьма  жизнерадостная, обладающая прекрасным красноречием бабушка, способная на всё смотреть только с улыбкой, этакой «нестареющий» оптимист – явление довольно редкое в наши дни. Её способность говорить, не переставая, смешила и удивляла одновременно. Однако, вспоминая о начале боевых действий в своей  маленькой деревеньке  Новоселки, недалеко от Смоленска, на глазах у неё навернулись слезы. Радостное было детство, пока не началась  Великая Отечественная война, принесшая страх, страдания и горе. Подросток  тринадцати лет, но старший ребенок в семье. 
«…Никогда не забуду смерть матери от полученного ранения; дяди и его малолетнего сына, расстрелянных немцами; смерти детей на дорогах войны. Всегда буду помнить страх от разрывов бомб и снарядов. До сих пор стоят перед глазами пылающие в огне деревни. Помню погромы и издевательства немецких оккупантов. Помню как, захватив что-то из одежды и продуктов, бежали ночью в глубь лесов. Помню, как сестренки, взявшись за руки, ходили из одной деревни в другую в надежде  выпросить поесть и найти теплый приют…»                                                                                                                                                Август 1942 года стал для девочки переломным и счастливым. Вместе с сестренками она попала к партизанам, и затем их отправили вместе с другими детьми в тыл и уже оттуда определили в детский дом №10  города Ульяновска по улице Советской.
   Местный детский дом принял детей - сирот. Теплую трепетную память сохранила Лидия Васильевна  в своем сердце о педагогах, работающих там. Поощрялась инициатива, а фантазия была ненаказуема. С радостью и увлечением занималась Лида в кружке «Устное народное творчество».  Там она предприняла первые попытки самостоятельно слагать стихи. Ностальгические чувства о Родине переполняли её юное сердце, перед глазами постоянно вставили родные места. Вот так дружелюбно прошла наша первая встреча с Лидией Васильевной. 
Примерно год спустя я встретилась с ней снова. Это произошло в один из тёплых весенних дней, на обычной деревянной скамейке возле дома. Она была такой же весёлой  и беззаботной. Только при пытливом взгляде  проницательного человека можно было заметить, как сильно осунулись её плечи, как слегка впали глаза, как ссохлись руки... А какие это руки! Продолговатые, с  выпирающими костяшками пальцев, посеревшие, измученные работой.  Очень часто, разговаривая, она поднимала вверх ладонь, взмахивая ею. Я понимала, что этот человек хорошо знает жизнь и если не всю, то многие её стороны. Меня удивляла сила её воображения, стоило ей сказать хоть слово, как она сразу же принималась  облачать его в нужную форму, на всё у неё имелся ответ и, как она сама выражалась, жизненный случай. Еще не раз за разговором мы сидели на той самой деревянной лавочке возле её дома. Однажды Лидия Васильевна, рассказывая очередную историю, вдруг неожиданно умолкла, засмотревшись на что-то вдалеке.
– Посмотрите, какое удивительное существо, такое маленькое, хрупкое, а сколько в нём силы, сколько духа… Нам столько за всю жизнь не сыскать… – медленно проговорила она. А я быстро посмотрела в ту сторону, куда указывала его рука. По земле беззаботно прохаживался лохматый воробушек, совершенно не обращающий на нас никакого внимания. Он был полностью увлечён собственной персоной и, очевидно, беспокоиться мог лишь только о возможной опасности, грозившей от семейства кошачьих.
– Вот что, по-Вашему, означает дух? – спросила она глубокомысленно, пристально глядя мне в глаза. У неё случался иногда такой открытый, добродушный взгляд, свойственный людям опытным, прошедшим очень многое, порою, ужасно трудное и страшное. Смотришь долго на такого человека, и тебе вдруг начинает казаться, что ты чувствуешь всю его боль, всю горечь и досаду... Вот в её взгляде мелькнула она, мелькнула, пробежала и исчезла.
– Наверное, это сила человеческой души, умение выстоять в самых сложных жизненных ситуациях…  – начала я осторожно. Она улыбнулась, глядя на меня.
– Быть может, только он не закаляется в испытаниях, в войне.… Это, действительно, сила, но она не поддаётся тренировкам, она в нас, в сердце… Это фраза явно не имела никакого отношения к мировоззрению человека, чье детство отняла война. Это сказал человек, обладающий огромным богатством – мудростью жизни, понимаем того, что действительно ценно. Иногда кажется, что это совершенно невозможно: быть таким в меру рассудительным и удивительно честным, и не только перед окружающими, но и что особенно важно – перед самим собой.  Лидии Васильевне это удаётся и удавалось с самых юных лет.
 Это человек удивительной силы воли и твёрдости характера, человек, история жизни которого достойна неимоверного уважения и восхищения. Ёе хватило бы на пять повестей Бориса Полевого.  Люди, слышавшие хоть раз стихи Лидии Васильевны, уже не могут их забыть. Нет ни стройности стиха, ни звучности, но они поражают душевной теплотой и искренностью. В марте 2011 года Лидия Васильевна ушла из жизни. Все стихи, записанные мною с её слов, бережно хранятся в школьном музее. Кто же они - дети войны, на долю которых выпали эти ужасы? Они не воевали, не совершали подвигов, но они герои. Герои,  потому что сумели выжить, сумели сохранить лучшие человеческие качества. Сумели остаться людьми с большой буквы.

Мария БАРАНОВА, 
студентка 4 курса НИ МГУ 
имени Н.П.Огарева 
филологического факультета специальности «Журналистика»    

Просмотров: 418 | Добавил: Наш_край | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск

Вход на сайт

Календарь

«  Июль 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 273

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0